фонд AdVita

Общественный Независимый пресс-центр продолжает знакомить с благотворительными фондами, общественными организациями, их уникальной деятельностью. На этот раз мы взяли интервью у Юлии Паскевич, pr-менеджера фонда AdVita, г. Санкт-Петербург. В этом году ему исполнилось  пятнадцать лет. 


- Юлия, совсем недавно, 15 сентября в жизни благотворительного фонда "АдВита" состоялось значимое событие, которого ждали не один год. А именно, встреча людей, которые прошли сложное и длительное лечение от рака, с людьми, которые спасли им жизнь. Такая встреча произошла впервые в России. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой встрече, своих личных ощущениях.


- К этой встрече мы действительно долго готовились. Она воплотила то, к чему апеллирует наше название. В переводе с латыни AdVita означает «ради жизни».
Конечно, готовясь к такому масштабному событию, мы очень переживали. Процесс координировала наш сотрудник Мария Костылева. За год до этого она побывала в немецком городе Биркенфельд, где подобные встречи раз в три года проводит фонд им. Штефана Морша. Тогда и появилась идея сделать что-то подобное в России.
Пожалуй, 15 сентября все сотрудники AdVita пережили целую бурю эмоций. Это радость, грусть, гордость за нашу работу. И, конечно же, счастье. Когда видишь этих людей, по которым не всегда можно понять, кто еще недавно был пациентом, а кто – донором, понимаешь, что все не зря. Это очень мотивирует.



- Встреча в сентябре была приурочена к двум событиям. К Международному дню донора костного мозга и 15-летию благотворительного фонда AdVita. С чем позвольте поздравить, от чистого сердца, Ваш фонд. Кто стоит у истоков создания фонда? Кто эти люди? Расскажите, пожалуйста, о них. И о самой идее создания фонда.


- Все началось с истории одного человека. Основатель фонда Павел Гринберг искал возможность помочь своему близкому другу, Евгении Кантонистовой. Спасти Женю не удалось, но после ее смерти Павел продолжил помогать людям с онкологическими заболеваниями. Сначала, в 2000 году появился сайт, начались попытки привлечь волонтеров и доноров. В 2002 году фонд был зарегистрирован, и Павел Гринберг стал его исполнительным директором. В 2005 году в качестве волонтера в фонд пришла Елена Грачева, ныне действующий административный директор. Со временем AdVita стала профессиональной организацией, которая пытается что-то изменить на системном уровне и умеет быстро прийти на помощь к тем, кому это очень нужно.
В 2002-м, в год своей регистрации, AdVita помогла 21 пациенту. Сейчас адресную помощь фонда получает около тысячи человек в год. А еще мы поддерживаем российский регистр доноров костного мозга и онкологические отделения больниц: оборудованием, реактивами для лабораторий, лекарствами, акциями по привлечению доноров крови и костного мозга, а также волонтерами. Также мы помогаем врачам постоянно повышать свою квалификацию, в том числе за рубежом. Наша база доноров крови содержит данные примерно о пяти тысячах добровольцев. В 2017 году у фонда появилась консультативная служба по паллиативной помощи.
Наша задача — помочь российским врачам работать по международным стандартам и сделать современное лечение доступным любому человеку независимо от возраста, уровня дохода и медицинского прогноза.



- Юлия, рассматривая тему благотворительных фондов в целом в России, на Ваш взгляд, отличаются ли проблемы сегодняшнего дня от тех, что были 15 лет назад? Если да, то в чем именно? Что изменилось в лучшую сторону?


- В те годы, когда фонд только начинался, в России мало знали о благотворительности. Стихийно возникавшие волонтерские группы учились всему на ходу. Не было соцсетей, люди находили друг друга на форумах и по объявлениям. Не было понимания, как системно решить ту или иную проблему. Так что можно сказать, что сегодня мы стали умнее и профессиональнее и можем гораздо больше. С другой стороны, теперь фондов в тысячи раз больше, но, так как сектор стал очень успешным, появилось много жуликов.
Проблемы сегодняшние и 15-летней давности, в принципе, в чем-то похожи. Это и недоверие, и нежелание людей знать о чужих проблемах, и мошенники, которые пытаются наживаться на чужом горе. Для того чтобы менялись люди, нужно очень много времени и много работы. Мы стараемся не давить на жалость и работать системно над проблемой восприятия благотворительности в России. Что-то уже получается, но некоторые проблемы – из разряда вечных.



- Введение каких законопроектов, на Ваш взгляд, смогут создать благоприятные условия для развития благотворительности в России?


- Необходимо для начала кое-какие законы отменить, например, закон об иностранных агентах. Или, к примеру, запрет упоминания коммерческой компании в некоммерческом материале (в законе о печати). И, честно сказать, важнее было бы принять некоторое количество законов, которые регулировали бы не благотворительность, а принципы взимания и распределения налогов – чтобы, к примеру, на здравоохранение шла определенная, фиксированная часть налогов юридических лиц, работающих в каждом регионе, как в Германии, например. Тогда никто не будет урезать каждый год расходы на здравоохранение, и благотворительность в сфере медицины займется тем, чем и должна заниматься: оплатой научных разработок, инновационных лекарств, помощью людям, у которых нет страховок. А мы сейчас платим за базовые курсы лечения, которые проходят люди, имеющие страховые полисы и исправно платящие налоги.



- В продолжение предыдущего вопроса. Какой Вы видите благотворительность будущего?


- Нам бы очень хотелось прийти к пониманию того, что благотворительность – это не разовая история, а системная. Можно помогать малыми суммами и малыми делами, но делать это нужно регулярно. Рекуррентные платежи позволяют фонду иметь определенную базу. Свой маневренный фонд, который можно бросать на срочные нужды.
На наших волонтерских встречах, в списках адресов для наших рассылок, в группах в соцсетях мы часто видим новых людей. И очень радуемся, когда они остаются с нами.



- Спасибо Вашему фонду за тот неоценимый многолетний труд, который ради жизни людей. И каким бы не было время, прошлым или настоящим, помощь волонтеров востребована всегда. На них держится многое, может даже, все самое главное. Расскажите, пожалуйста, о тех волонтерах, кто вот уже на протяжении многих лет вносит свой вклад в деятельность фонда.


- У нас много волонтеров, которые помогают фонду уже не первый год. Это очень разные люди: и молодежь, и пенсионеры. Есть те, кто занимается одним направлениям - участвует в акциях по сбору денег или ездит в больницы.А есть те, кто пробует себя во всем. Мы всегда говорим волонтеру, что он выбирает сам, в чем и когда участвовать. Это должно быть комфортно и приносить удовольствие. Мы не считаем, что волонтерство – это героизм в ущерб всему. Ты всегда можешь отложить это на время и заняться своими делами, а потом вернуться. Это нормально.
Давних волонтеров держит душевная компания. Ребята общаются, дружат между собой, с радостью встречаются на мероприятиях. Здорово, что эти люди не выгорают годами и находят время, чтобы помогать фонду. Сложно выделить кого-то из них.



- Юлия, и последний вопрос. Планирует ли в будущем фонд уделять внимание такой дате, как 5 сентября - Международный день благотворительности? Если да, то почему?


- Международный день благотворительности – это еще один прекрасный повод поговорить о том, что действительно объединяет людей. Было бы здорово, если бы он вышел за рамки фондов. Надеемся, что так и будет.


Пресс-центр